Владислав Кочергин: Выбить небо из-под ног

Организация частных перелетов для спортсменов

Частные коммерческие структуры скупают в Пермском крае государственные аэродромы. Чиновники, похоже, не предпринимают попыток этому воспрепятствовать. Ведомственные общежития, кинотеатры, здания детских садов, общественный автотранспорт — все это было когда-то муниципальным, а сегодня нашло частных владельцев. Постигнет ли та же участь аэродромы нашего края, предназначенные для внутреннего авиационного сообщения и подготовки спортсменов? Смогут ли пермяки летать, скажем, из Чернушки в Березники, или же небо края вскоре будут бороздить лишь частные геликоптеры? Сегодня мы беседуем с Владиславом Кочергиным, который с 1992 по 1994 год возглавлял ОВД Пермского района. Во Фролах расположен единственный из оставшихся в живых аэродром малой авиации.

Владислав Кочергин

С 1992 по 1994 год возглавлял ОВД Пермского района


Опуская закрылки

— Владислав, расскажите, как Вы, милиционер, пришли в авиацию, что Вас с ней связывает?

— В свое время я был начальником отделения милиции Пермского района. До того, как возглавить отдел, работал в уголовном розыске, ловил карманников. В общей сложности в Пермском районе проработал более 13 лет. На вверенной мне территории находился аэродром близ деревни Фролы. Расположен аэродром удобно, рядом с городом, всего в шести километрах, занимает 182 гектара земли. В свое время он принадлежал ДОСААФ и служил базой для подготовки бойцов воздушно-десантных войск. Молодые ребята, прошедшие подготовку, шли в армию осознанно, уже имея за плечами опыт прыжков с парашютом, пилотирования самолета и других навыков, необходимых десантнику. Многие из них, прошедших обучение во Фролах, связывали с авиацией свою жизнь, поступали в летные училища. За год подготовку на аэродроме проходило несколько сотен ребят. Военкомат давал заявки, а опытные инструкторы готовили бойцов.

Я, кстати, тоже служил в десантных войсках и проходил подготовку на этом аэродроме.

 

Перед выходом на пенсию, в 46 лет, я увлекся пилотированием. В этом деле Пермский аэроклуб, что во Фролах, оказался очень кстати. Особенно активно я занимался с 1998 по 2001 год.

 

Затем, начиная с 2001 года, в аэроклубе стали происходить странные метаморфозы. Я бы даже сказал — разруха. ДОСААФ превратился в РОСТО, парк самолетов не обновлялся и толком не ремонтировался. Государственное финансирование практически прекратилось. Средства, некогда текшие в аэроклуб полноводной рекой, превратились в маленький, высыхающий с каждым годом ручей. Выделяемых денег не хватало даже на зарплаты летчиков-инструкторов, не говоря уж о приобретении запасных частей к самолетам. ‘Выживайте, как можете!’ — таков был основной совет, данный руководством

РОСТО пермским авиаторам.

 

Винты ‘на упор’!

 

— И летчики принялись выживать?

— Да, вместо подготовки кадров для армии, были организованы платные ‘каталки’ для желающих поразвлечься состоятельных граждан. Вместо прыжков с парашютом в рамках обучения молодых бойцов и спортсменов-парашютистов, организовали платные ‘выбросы’. Сплошная коммерция. Дело в том, что центральный совет РОСТО практически махнул на них рукой. А на доходы от платных ‘каталок’ и ‘парашютной коммерции’ осуществлять дорогостоящий ремонт авиационной техники (средняя стоимость ремонта самолета — 1,5 млн рублей) невозможно. Поэтому, с легкой руки центрального совета РОСТО, техника, некогда рассекавшая перм-ское небо, нашла себе последний приют в иностранных музеях. Работа в клубе держалась исключительно на энтузиазме, если не на фанатизме наших авиаторов. На сегодняшний день удалось сохранить не более десятка единиц техники. Это старик АН-2, используемый для выброса в небо парашютистов, спортивные самолеты Як-52 и Як-55, планеры ‘Blanic’ и недавно приобретенный ‘американец’ — вертолет ‘Robinson’. Для сравнения скажу, что в 1990-х годах в полетные дни одновременно в небе находилось около двух десятков единиц клубной техники.

 

Угол атаки

 

— Что же произошло с Пермским авиаклубом?

Читайте также:  Частная авиация стала ближе россиянам

— Нечто странное. Недавно в офис аэроклуба в Тополевом переулке приходит налоговая инспекция, проверяет их ‘по полной программе’ и задает вопрос: на каком основании аэроклуб вообще находится в этом здании. Как выяснилось, здание давно продано. Кому — неясно. И аэроклуб там — на ‘птичьих правах’. Руководители РОСТО в Москве якобы судятся по этому вопросу с какой-то московской же фирмой.

Вообще, взаимоотношения центрального руководства РОСТО и Пермского авиаклуба напоминают отношения мачехи к падчерице в русской сказке. Дескать, крутитесь, как можете, но без денег вы нам не нужны. Продадим иностранцам.

Многие подразделения этой организации в других регионах развалились вовсе. Наши авиаторы нашли в свое время понимание у замгубернатора ЩУКИНА. Поэтому аэроклуб все еще существует. А пермские летчики-спортсмены могут позволить себе принимать участие в чемпионатах мирового уровня. К примеру, вице-президент региональной общественной организации ‘Федерация авиационного спорта Прикамья’ Владимир КОТЕЛЬНИКОВ. Сегодня он и его спортсмены участвуют в соревнованиях, завоевывают места, медали.

Однажды в аэроклуб пожаловал визитер — ‘человек из администрации’. Вы, говорит, очень задолжали за землю. Руководство клуба в недоумении — какие долги? Аэроклуб не частная, а государственная структура! Но за этим начались многочисленные визиты со стороны ‘пожарных’ инспекторов и других проверяющих. Например, сотрудников транспортной прокуратуры. Конечно, в самих по себе проверках нет ничего незаконного. Но почему аэроклуб вдруг стали проверять чуть ли не раз в неделю? Возникает вопрос: не выгодно ли кому-то выбить у Пермского аэроклуба ‘небо из-под ног’? Все это возмущает меня до глубины души. Практически нищие люди пытаются что-то сделать, а муниципалитет, который, казалось бы, должен оказывать им поддержку, напротив, ставит палки в колеса.

В этой связи вспоминаются странные обстоятельства. Дело в том, что еще три года назад к руководителям аэроклуба стали приходить люди от бизнесмена и депутата заксобрания края Александра ФЛЕГИНСКОГО. Они предлагали им ‘пустить’ их на территорию аэродрома, обещая взамен ‘сделать из аэроклуба конфетку’. Летчики отказались. Думаю, это и послужило началом всевозможных проверок. Кстати, в конце марта этого года с аукциона ушел аэропорт Березников. Приобретателем, как стало известно, оказалась структура Флегинского. Теперь говорят, что в ту же структуру перешел аэропорт в Гайнах.

У нас, в Перми, был аэропорт Бахаревка. Сейчас там полный бардак. ‘Гламурная’ молодежь развлекается автомобильными гонками. Самолеты не летают. Раньше отсюда осуществлялось авиационное сообщение со всей областью. Перелет в отдаленные населенные пункты занимал в разы меньше времени и стоил недорого. Полеты в Чайковский, Березники, Соликамск, Кудымкар, Чердынь, Усолье, Куеду, Большую Соснову занимали не более полутора часов. Что случилось? Распродали всю технику, аэродром пришел в запустение. А сейчас распродают оставшиеся ‘в живых’ аэродромы в населенных пунктах края. По некоторым сведениям, на продажу готовят аэродром в Барде. Хочется спросить: что это, государственный подход? Авиалинии регионального сообщения государству больше не нужны? Неужели та же судьба — передача в частные руки, готовится и аэродрому во Фролах? А ведь это, кроме всего прочего, еще и объект стратегического значения. Запасной аэродром — ‘аэродром подскока’ Пятой воздушной армии.

 

Заход на глиссаду

 

— Кому еще, кроме потенциальных авиаперевозчиков, мог бы понадобиться аэродром во Фролах?

— Строительным компаниям. Место хорошее и в двух шагах от города. Для многих из потенциальных застройщиков это лакомый кусок. Со слов летчиков, один из хорошо известных в городе людей несколько лет назад предлагал ликвидировать этот аэродром, а на его месте построить ипподром. На 180 гектарах земли можно построить целый поселок. Все коммуникации — рядом. Понятно, что люди, живущие лишь сегодняшним днем, пытаются найти этой земле прибыльное применение.

Читайте также:  Первым делом вертолеты.

— Какой Вы видите ситуацию с малой авиацией в крае в ближайшей перспективе?

— Лет через 10 государство хватится, да поздно: все аэродромы — уже в частной собственности. Не повторит ли малая авиация судьбу детских садов? Их все продали, вроде, все замечательно. Стоило президенту крикнуть ‘давайте рожать’, все кинулись ‘чесать репу’ — а где же садики? По телевизору только и слышно: надо, де, выкупать детсады обратно в муниципальную собственность. А ведь в свое время их отдавали частникам дешево, чуть не задаром.

Та же история с совхозами. Все распродали, а сегодня кричат: ‘надо сеять’! А где сеять? Собираются выкупать совхозы. Что касается больниц — та же история. Вдруг выяснилось, что нам все же нужны больницы — и снова собираются выкупать. Впечатление такое, что чиновники, прикрываясь государственным именем, зарабатывают деньги. Вспомните историю с муниципальным автотранспортом — его, с легкой руки Аркадия Каменева, отдали в частные руки. А теперь градоначальник ШУБИН говорит, вот я, де, ездил в Германию, так там транспорт — муниципальный. Неужели не видно — ситуация с краевой авиацией разворачивается по тому же сценарию?

 

Мое глубокое убеждение — чиновники ‘сачкуют’. Им легче все продавать, а не решать вопросы. У нас есть всевозможные ‘топ-менеджеры’ и даже ‘сити-менеджер’, а хозяина нет. Ушли в небытие понятие ‘хозяин’ и термин ‘хозяйствовать’.

 

Предельная перегрузка

 

— Чем может обернуться для края передача аэродромов в частные руки?

— Казалось бы: есть аэродром в Перми. И есть аэродромы во всех крупных населенных пунктах края. Хороших дорог, думаю, в ближайшие 20-30 лет так и не будет. Почему же не развивать внутрикраевые авиаперевозки, как альтернативу и дополнение к автотранспорту? Почему государству не взять ситуацию в свои руки? Разговоры о том, что ‘бизнес все сделает лучше’ — просто противно слушать. Примером тому ситуация с автотранспортом. Отдали его бизнесу, а лучше не стало.

ЧУБАЙС и ГАЙДАР внушили людям, что бизнес якобы управляет всем лучше, что государственное управление не эффективно. Это не так. Государство должно быть хозяином. Бизнесменам можно предложить осуществлять услуги, но хозяином, собственником должно оставаться государство. Бизнес может быть незаменимым инструментом в руках государства. И государство может и должно им управлять.

Если бизнесмен покупает самолеты и вертолеты и хочет заниматься пассажирскими авиаперевозками, то пусть он это делает на условиях аренды муниципальных аэродромов. Не вижу препятствий. Но если отдать бизнесмену в собственность аэродромы, государство получит неуправляемого монополиста, занявшего нишу социально востребованного бизнеса.

 

А ведь любой монополист — это стремление к сверхприбыли. Цены на воздушные перевозки взлетят выше облаков. Все может кончиться тем, что состоятельные бизнесмены будут ‘рассекать’ по небу на вертолетах, а остальной народ — подскакивать на дорожных ухабах в переполненных автобусах.

Уже есть примеры передачи аэродромов в частные руки. На одном из таких аэродромов в Подмосковье только чашка чая стоит 415 рублей. Что говорить об остальных услугах? Сейчас аэродром в Березниках отдан в частные руки. Допустим, что его владелец потребует от заходящего на посадку самолета, скажем 10 000 долларов за диспетчерское наведение. Кто будет платить? А не хочешь — не приземляйся! Аэродром частный!

 

Включая форсаж

 

— Как решаются аналогичные вопросы за границей?

Один мой знакомый год прожил в США. В том городе, где он жил, было пять аэродромов. И ни один из них частику не принадлежал. В случае, когда аэродром не используется, американские власти ищут подрядчика — частную фирму, которая за определенную плату просто содержит аэродром в порядке. С функционирующими аэродромами малой авиации ситуация следующая. Когда в США бизнесмен выходит на власти с предложением открыть местную воздушную линию, ему говорят: пожалуйста — вот тебе стоянка для самолетов, вот тебе техник, вот тебе обслуживающий персонал. Арендуй у нас место и летай на здоровье. Все при выгоде. Бизнесмен зарабатывает деньги на перевозках, государство зарабатывает на аренде и, кроме того, контролирует бизнесмена. Если тот начинает нарушать заранее оговоренные условия, с ним просто расторгают договор.

Читайте также:  Самые дорогие самолёты мира и их владельцы.

 

— Что Вам известно о прошедшем в Москве съезде совета

РОСТО?

— Он состоялся 27 марта. На нем присутствовали делегаты всех краев и областей России. Имеется информация о том, что Минобороны предпринимает попытки ‘прибрать к рукам’ имущество РОСТО. Появилась идея сделать из общественной организации общественно-государственную форму. Представители же РОСТО этому всячески противятся. Дело в том, что бытует мнение: Минобороны частично распродает принадлежащие ему участки земли. Поэтому к Минобороны у РОСТО особого доверия нет. Вероятно, с целью напомнить РОСТО, ‘кто в доме хозяин’, Минобороны заблокировало на собственных аэродромах самолеты РОСТО. Не думаю, что эта мера добавит авторитет министерству.

 

‘Мертвая петля’

 

— Какие еще задачи, кроме перевозки пассажиров, способна решать малая авиация?

— Множество. Это контроль над лесными массивами на предмет возникновения пожаров, розыск пропавшей техники, санитарная авиация, много чего еще. Приведу в качестве примеров два случая из тех времен, когда я еще работал в милиции. В те времена взаимодействие малой авиации и УВД было очень тесным. Мы, милиционеры, имели возможность использовать авиацию для оперативной работы и раскрытия преступлений.

В деревне Верхний Тюш Октябрьского района пропала девочка. Ушла в школу и не вернулась домой. Родители бросились ее искать и вскоре обнаружили ее недалеко от школы изнасилованной и убитой. Местная милиция доложила нам. Для того чтобы прибыть на место и как можно скорее зафиксировать следы преступления, оперативная группа использовала вертолет Ми-2. С его помощью мы быстро добрались до места, где эксперт-криминалист обнаружил и зафиксировал с помощью гипса следы автомобиля. Вскоре после этого начался дождь, и все следы на земле оказались размыты. С помощью вовремя сделанного гипсового слепка мы быстро установили автомобиль и вычислили убийцу. Им оказался житель Кунгура. Если бы не оперативность, с которой мы прибыли на место, преступник бы преспокойно уехал к себе в Кунгур, а следы от протектора его автомобиля размыл бы дождь.

В начале девяностых годов в Пермском районе в поселке Юг трое преступников совершили вооруженное нападение на бизнесмена, после чего скрылись в лесу. В ходе преследования возникла перестрелка, в результате которой двое из бандитов получили серьезные ранения. Один был ранен в грудь, другой в живот. У обоих наблюдались признаки внутреннего кровотечения. Медлить было нельзя, и мы запросили УВД выслать вертолет. Тогдашний начальник УВД Валерий ФЕДОРОВ дал такую команду. Через 15 минут подлетел Ми-8. Еще через 20 минут раненые в перестрелке преступники были в больнице. Врачи сообщили, что если бы время было потеряно, они могли бы не выжить. Благодаря слаженным действиям малой авиации и милиции они были спасены и понесли заслуженное наказание.

Источник: Пермский Обозреватель, Андрей Трунов

Top.Mail.Ru